Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

власть абстракции

Приснилось, что уехали мы с женой жить на юг. Конкретно на Панамский перешеек (да, я уже и во сне помню, что живу в западном полушарии). И оказался этот перешеек как раз с нашу двуспальную кровать шириной. Вот мы его своим матрацем перегородили и улеглись спать: головы в Северной Америке, ноги в Южной. По какому поводу я – во сне – усмехнулся: дескать, хоть и знаем, что плоско здесь, но все-таки головой к югу никогда не ляжем: ведь на карте юг – это низ, головой вниз спать вредно. Власть абстракции!

Первый день с MacBook Pro

Чтобы правильно оценить вещь, нужно полностью исключить из рассмотрения аспект стоимости, а лучше даже и собственности. То есть чтобы эта вещь была не твоя, а бесплатно данная, на время. Но при этом не другом (перед которым чувствуешь всякое) и не заинтересованной в оценке стороной. Оптимальный вариант - когда эту вещь выдают тебе на работе. Просто чтоб ты на ней работал, а не другое чего.

Именно это со мной и случилось. А вещь эта, которую объективно оценить мало у кого получается - компутер фирмы Apple, предмет бесконечных холиваров. Первый в моей жизни MacBook Pro, 17 дюймов, новенький.

Итак, что же увидел я в нем своим девственно свежим взглядом.

Сразу скажу: я компьютерщик с большим стажем, навидался всякого. Так что жаловаться на "все по-другому" не стану. Если по-другому и лучше - очень хорошо, ура Эпплу. Но если при этом очевидно хуже - ему же позор.

Картинок не будет, потому что Другой уже постарался тут. (Мой примерно такой же, только без кириллицы на клавиатуре.) Считайте этот пост текстовым комментарием к его фотосессии.

Итак. Достаем из коробки. Collapse )

(no subject)

Пятнадцать лет тому назад, в России, я написал нечто очень похожее на это. Не так цветисто, конечно. И не для публикации, а в частном письме. Но написал, и вполне искренне.

А самое смешное - что на тот момент я за границей не то что не жил, но и не бывал еще ни разу. На написание того письма меня сподвигла всего-то неделя тусования с почти случайными, с бору по сосенке, иностранцами на конференции, которую мы тогда в Питере организовывали. Конференция, как и все в те годы, была вполне бессмысленная, что-то типа "прикладная математика и (обязательно) компьютерные методы в чем угодно", с главной идеей побольше всяких богатеньких (как нам тогда казалось) буратин заманить из-за границы.

Ну, сколько-то заманили. Поселили в гостинице, роскошь которой (еще советская, понятно) поразила мое воображение нищего студента с зарплатой, в пересчете на СКВ, 7 (семь) долларов в месяц. И вот после недели расхаживаний по ковровым дорожкам и мучительного вслушивания в болтовню скучающих американцев (английский я знал больше теоретически), я зачем-то пошел на близлежащий "колхозный рынок". (Что ли к прощальному банкету надо было что-то купить, не помню.)

И вот там-то - лужи по колено, мат, жуткие старухи, пьяные мужики - меня и настиг мой ольшанский катарсис. Мол, вот она родина, сынок. Да чтоб я - отсюда - туда - да ни в жисть. Поскальзываясь на весенней наледи. Слезящиеся глаза, вечно шмыгающий нос. Это мое, мое. Там все пластик, все ненатуральность, все обман. Настоящее - здесь, здесь я и останусь.

В таком вот примерно ключе я и выступил тогда же в письме, что характерно, уехавшему в Израиль другу.

Вот уже почти десять лет я живу в Канаде.

На этой фразе хорошо бы и закончить, но я зануда. Раз уж затеял вечер воспоминаний, надо хотя бы перечислить все способы, которыми я был глуп 15 лет назад. Во-первых: как писал Шкловский, "нет такого дома, выходя из которого на улицу, не испытывал бы облегчения". Тем более если этот дом - гостиница. Во-вторых: "все пластик" было скорее советским феноменом; в моем канадском доме нет роскоши, но почти все натуральное. В-третьих: "все обман" тогда был, если уж на то пошло, наш, ученые иностранцы были скорее его жертвами. В-четвертых: ощущение неискренности в речах людей почему-то пропадает, когда начинаешь хорошо понимать их язык со всеми интонациями.

И последнее: луж по колено и ветра, от которого слезятся глаза, сколько угодно и здесь, в Канаде. И носом шмыгаю по весне - все так же.