Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

stargazing august

Ночное небо в бинокль или небольшой телескоп (а может и в большой, я не пробовал) совершенно не похоже на свои фотографии. Никакой "бархатной темноты, проткнутой иглами звезд" и т.п. Больше всего это напоминает остывающие угли костра - неровная, вспученная поверхность, где выступы уже остыли, а впадины и щели еще мягко светятся, и пляшут острые искры ярких звезд (не столько от атмосферы, сколько от дрожи рук и головы). Еще похоже на населенную местность с большой высоты: яркие огни городов сверкают среди размытых бледных пятен вдоль дорог и побережий.

Почему? Фотографии - на бумаге или на экране - мы смотрим при ярком свете, дневными глазами. Для дневного зрения точка либо есть, либо - если слишком слабая - нет, но так или иначе она остается точкой. Ночью же глаза работают на пределе: слабые звезды ловятся, но уже не фокусируются - дают ощущение не точки, а "просто света", размытые пятна. Если знаешь, что вот здесь должна быть звезда, и всматриваешься изо всех сил, то точку вместо пятна увидеть можно, но далеко не всегда; чаще от всматривания она просто растворяется, и поймать ее заново можно только периферийным зрением.

Планета подушек (сказка)

Не "жили были", а летит себе корабль в космосе. Настоящий корабль: штурвал, капитан бородатый, с трубкой. Впереди - большая белая планета, поверхность (в телескоп) кипит и бурлит. Облачные бури? Жители никогда не видят звёздного неба? Или дым сражений? Спасём, поможем! Но ближе к планете становится видно, что это не облака, а подушки. Планета подушек. Они прыгают, кувыркаются, швыряются друг в друга подушками, пух и перья! Протуберанцы подушек!

Сбор экипажа, обсуждают что делать. Юнга (начинают с младшего): "Давайте все спрыгнем туда, накувыркаемся - эх!" Повариха: "Боюсь. Это ловушка. Утонем, съедят и т.д.". Помощник капитана: "Этого не может быть, таких планет не бывает, всё сон" ("Чей, чей?" - крики). Капитан принимает решение: спускаемся в шкафандрах высшей защиты. Нужно застолбить и исследовать. Все начинают рыться в шкафах (ищут шкафандры), но юнга кричит: "Смотрите!". Все прилипают к иллюминаторам. Прямо под ними равнина подушек вздыбилась горой, на вершине горы растет тонкий гибкий ствол, тянется в космос: подушки друг по другу карабкаются к кораблю. Все потрясены, переглядываются. Повариха в ужасе убегает к себе на кухню (камбуз). Капитан: "Тише!". В молчании слышен тихий-тихий (подушкой!) стук в дверь (люк). Юнга бежит открывать.

Подушки вваливаются - не потому что, а просто подушки по-другому не умеют. Вежливые, похожи на китайцев (как все инопланетяне). Главная Большая Подушка, целый матрац: "О гости из космоса, пф, ваше прибытие было предсказано, мы ждали вас так долго." - "???" - "Вы должны нас спасти."

"Давным-давно мы были свободные подушки, парили и мчались куда хотели, пффф!... весь космос был наша игра. Мы сталкивались, гонялись, швырялись, пух и перья! Но однажды тусовка подушек (мы любим тусовки) нашла маленький астероид. Пф? Сталкиваться с ним было неинтересно - он немягкий. Устав играть, прилегли на астероид отдохнуть: пффф... Мимо летела другая тусовка, захотела поиграть с первой, потом ещё... Чем больше столплялось подушек, тем труднее было улететь: мы притягивали друг друга, а астероид притягивал всех. О-о! Мы подушки благоразумные, пф-пф, знаем, как не обжечься солнцем и убежать от чёрной дыры, но планета получилась такая мягкая... А мы так любым кувыркаться и сталкиваться... И вот, миллиона лет не прошло, как все подушки космоса слиплись: умпф! Мы здесь как в тюрьме, в самой глубине у бывшего астероида подушки плохо себя чувствуют, они сплющились, не могут прыгать и почти все время спят... Спасите, пф, помогите, пф, вытащите нас отсюда!"

Как же помочь, думают все. Капитан: "Если мы будем набивать полный корабль подушек, разгоняться до космической скорости и выпускать их на волю, а потом тормозиться... возвращаться за следующей партией... Нет, это не выход, так мы провозимся всю жизнь!" Снова думают, подушки глядят на них с надеждой. Помощник капитана, подозрительно: "А если вы раньше летали, почему сейчас не можете?" - "Ах, мы слабые, нежные. Носиться в пустоте - пфф, с удовольствием, но сквозь притяжение планеты не продраться никак. Мы созданы для невесомости." - "Мда." Наконец юнга, краснея от волнения, рассказывает свой план. Крики: "Гениально!", "Качать!", люди обнимаются с подушками и друг с другом. Даже повариха (подслушивала у двери).

Большая Подушка, кряхтя, привязывает себя к штурвалу в рубке. Остальные, углами наволочек, связываются в цепь. Цепь тянется из корабля вниз, и там теперь совсем другое бурление: это вся огромная планета соорганизуется, друзья связываются в пары, те в цепочки, те в цепи, и все вместе - в одну колоссальной длины подушечную цепь. Лихорадочное возбуждение, у подушек появилась надежда. Наконец - готово. "Стартуем!" Натужно гудя и дымя, корабль начинает разгон. Цепь тянется, тянется. Планета крутится все быстрее, как клубок шерсти, который разматывают. Быстрее, быстрее! Ещё! Последние, сонные (их связывали другие, так и не смогли разбудить), сплющенные подушки отрываются (первый раз за миллион лет) от астероида. Только он и остается, вертясь уже так быстро, что кажется туманным пятнышком. Гигантская лента подушек, волнуясь, уходит в космос.

Счастливый конец. Космическая скорость достигнута. "Невесомость! Наконец-то!" Подушки визжат от восторга. Цепь рассыпается, подушки разлетаются по всему космосу, гоняются друг за другом, тормошат и взбивают сонных. "Прощайте, будьте осторожнее, не тусуйтесь помногу!" Экипаж машет, прощаясь, в иллюминаторы. "Пф..." - сзади. Оборачиваются. Большая Подушка, смущаясь, просит оставить ее в корабле: "Чтобы вам было мягче спать, пф. Меня на всех хватит!" Переглядываются. Капитан: "Что ж, мы рады." Новый взрыв восторга, все прыгают на Большую Подушку, кричат и обнимаются. Пух и перья.

(Да, а перед тем как улетать, они все-таки спрыгнули на планету подушек и накувыркались там в своё удовольствие. Юнга уговорил. Потом по цепи подушек и обратно забрались.)