Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

футурология

Когда-то рисование зверей (на стенах пещер), одушевление их, тотемы, ритуалы, всяческая звериная обсессия - это все было смертельно важным делом. Общим делом племени. Делом сугубо взрослым - не для неинициированных молокососов.

Прошли тысячелетия. Обсессия не исчезла, но сползла в детство. Мишки-зайчики, сказки-мультики. Живость, страшность, смертельность ушла (уже и в цирках живые звери не в моде, и зоопарки без клеток); звериный инстинкт теперь служит совсем для другого и, у большинства, исчезает при переходе во взрослость - как и инстинкт рисования.

Попробуем вообразить: что из нынешних взрослых обсессий станет, через еще тысячелетия, детской забавой - станцией на пути взросления? Математика? Литература? Музыка? Политика? Секс?

еще тележка

вслед вагону.

Во первых, я действительно совсем забыл о фантастике. Что и показательно: при всем своем взрывообразном росте с нуля она, на фоне прочих жанров, и в самом деле выглядит - до сих пор - малоубедительно. Так же малоубедительно, как мысленный эксперимент в сравнении с обычным.

Но у экспериментаторов бывает страда, а бывает и засуха - когда все легкодоступное выбрано подчистую, а куда двигать дальше, не очень понятно. И тут самое бы время подсуетиться "философам науки", мысленным экспериментаторам - фантастам. Пока, насколько могу судить (может, что-то пропустил, но вряд ли), они не очень понимают, какое окно перед ними открылось. Возятся помалу с тем же, с чем и всегда, - экстраполируют технологии дю жур; если и берут шире, то в предсказуемо пессимистическом ключе ("раньше вон на Луну летали, эхма"). А могли бы - именно сейчас могли бы! - сказать, и обсуждалось бы далеко за стенами их гетто; человек беременен новым универсально-значимым пониманием о себе, и из этого угла ему бы прийти было самое то.

Во-вторых, если накопанное тестерами не собрано в систему, не оформлено, не преподается, - это еще не значит, что его нет. Знание есть, доступно любому минимально начитанному человеку, пусть интуитивно. Очень интересно проследить, что в современной жизни растет из этого нерассортированного каталога уязвимостей; думаю, многое. Очень может быть, что и размах новейших эпидемий мемов - вроде той же поттеромании - отсюда же. Как - пусть не стопроцентно, но с приличной вероятностью - зацепить самого умного и тонкого, "все понимающего", заставить его корчиться и лить слезы над топорной поделкой: это знание уже есть, разлито по каплям в тысячах книг и фильмов; его нужно лишь собрать, сконцентрировать. Без сомнения, талант для этого нужен - но талант особый, к искусству как таковому отношения не имеющий; умение писать для создания такого мозгового паразита нужно самое минимальное, а классические представления о "миссии литературы" будут даже мешать.

И последнее. Искусство как тестинг себя исчерпало - но тестинг продолжается. Интернет, игры - это такие разряды по нервам, какие по-другому просто невозможно было организовать. Не было тех частот, амплитуд, не было настолько прямого подключения. И вот - идет новое знание, новые открываются ниточки у марионеток. Хуже ли это знание старого оттого, что неотрефлектировано искусством? Или, наоборот, лучше, потому что массовее и проверябельнее?

еще метаисторический прогон

...и что двадцатый этот век был: век спущенных с цепи тестеров.

Это такой особый талант, кто в IT - знает. Нормальный программист может быть никаким тестером. Особенно своего собственного кода. Прогнал сценарий из техзадания, юнит-тесты - и все, работа сдана. А потом начинают вылезать странности в непредсказуемых местах.

Хороший тестер (ну или хакер, в зависимости от мотивации) - не случайный нажиматель на кнопки. (Автоматическое тестирование подачей на вход случайного мусора редко имеет смысл: слишком велика вселенная возможных сочетаний, между обнаружимыми ошибками - световые годы перебора. Никаких ресурсов не хватит прогнать сколько-нибудь осмысленную выборку, тем более - потом проанализировать результаты.) Хороший тестер должен знать, как взаимодействуют с системой конечные пользователи, что они хотят от нее получить - но должен и уметь уходить от рутинных сценариев. А куда именно уходить - здесь-то и нужен талант. Чутье. Свалить систему с первого тыка - редкая удача; гораздо чаще это похоже на пошаговый спуск, дрейф на запах жареного. Из опыта, знаний, реакции системы (пока еще не ошибочной, но чем-то странной - иногда просто необычно долгой задержкой перед ответом) возникает ощущение: где-то здесь. А так? Так? А еще вот так? И вот оно - баг! воспроизводимый! чистое золото. Чем смешнее и труднообнаружимее дыра, тем больше чести открывателю.

И вот лет сто пятьдесят тому назад до носителей этого редкого таланта вдруг (вдруг!) дошло, что совсем не обязательно дожидаться, неизвестно сколько, изобретения компьютеров. Есть уже готовая системка на похакать. Человек назвывается.

Что система эта несовершенна - было тысячелетним общим местом. Сократ смертен, прах есмь и все такое. Но пока жизнь менялась медленно и незначительно, система держалась. Успевала приспособиться. Скрипела, кряхтела, от рождения до смерти болела хроническим не-счастьем, но тянула. И внутрь ее поэтому никто не лез. "Не чините, что не сломано".

Но вот... то ли социум сам, автокаталитически, разогнался до пороговой скорости. То ли действительно в начале было слово - то есть началось с само-экспериментирования в искусстве и философии, а от них загорелось и общество. Так или иначе, тестирование ума перестало быть чудачеством одиночек (Доджсон) и пошло в мейнстрим. Стало интересно всем. Сквозь защиту консерватизма ("что еще эти сумасшедшие выдумают!") - прямо в яблочко страха перед будущим и перед собой. "Сумасшедшие" показали всем, что вообще в человеке ("и во мне?!") бывает. Без этого кровного интереса никакая мода не сделала бы "новое искусство" тем, чем оно стало.

Началось с "психологизма". "Большой роман" 19-го века. Систему гоняли на малых скоростях, по привычным сценариям; стандартные стимулы шли через стандартные входные каналы, до синевы отполированные социумом: любовь, честолюбие, деньги, смерть. Только что внимательнее - "остраненнее" - стали смотреть на результаты; и обнаружили много неожиданного. Достоевский из подполья открыл экзистенциализм и "назло сломаю", Толстой тоже кучу прикольных багов описал.

Но не успели толком вчитаться в логи, как набежали юнит-тестеры.

Юнит-тест - это когда стимулы посылаются напрямую в один из блоков системы, и результаты считываются с него же. Не очень реалистично, потому что в жизни блоки не работают поодиночке, и ошибки взаимодействия подсистем юнит-тестами не ловятся. Но зато такие тесты быстро пишутся и быстро прогоняются - а главное, могут открыть эффекты, холистическим тестированием невоспроизводимые. "Прямой укол в мозг."

Так к началу 20-го века синтетический роман отступил; на первый план вышли малые формы - прежде всего "новая поэзия" (в меньшей степени живопись, еще меньше музыка). Это были типичные юнит-тесты: почти бессмысленные с точки зрения "функционирования системы в целом" сочетания слов через паразитные связи и перекрытие семантических полей давали невероятный, сконцентрированный отклик - эйфорию, чувство "нового мира". На другие языки (в отличие от романа) это не переводимо - поскольку, собственно, это есть баги самого языка; но общие принципы работают везде и почти безотказно. Можно сказать, что поэты напали на особенно плодоносное поле мозговых уязвимостей. Повезло чувакам! Теперь, наверно, до скончания времен никому уже так не повезет. Последняя золотая лихорадка.

Эксплуатировать найденные россыпи можно было бы очень долго. Но - топтаться на месте, если за горизонтом еще неисследованные земли? И фокус мейнстрима двинулся дальше: заумь, дадаизм - тесты из все более мелко размолотых, примитивных компонентов; конструктивизм, додекафония. Это путешествие, впрочем, оказалось недлинным - не то чтобы там оказалось совсем пусто, но все же улов был несопоставимо меньше.

Что еще можно потестировать? До сих пор в основном гоняли "софт" - играли "культурными смыслами". Но полным-полно багов и в "железе". И вот - взрыв интереса к патологиям и пограничным состояниям (типичные признаки тестера в поиске!). Хоррор, детектив, триллер - "жанры", но и "литература" до сих пор копается на этих же направлениях. Сюда же и психоделическая и сексуальная революции как материал для искусства: новые каналы продуть, прозвонить. Тогда же неожиданно мощно выстрелила ритмизованная музыка (в эпоху софтверных юнит-тестов она оставалась в стороне; видимо, по своей природе это искусство более "физиологическое", чем "культурное" - во всяком случае, по сравнению с поэзией.)

Чем дальше, тем больше баг-репортов оказывались невоспроизводимы: где у автора сквозит его собственная дыра, у читателя все пропатчено еще с рождения, или ему вообще этот блок не завезли, - и его не торкает. И чем дальше, тем больше народа занималось мимикрией: и не думали ничего искать сами, а просто комбинировали чужие клише под стиль эпохи. Такое икусство держалось какое-то время на инерции предыдущих открытий, но неизбежно сдулось.

Все это заняло как раз около века. Черные шляпы всех калибров побежали обнаруженные дыры эксплойтить: тоталитаризмы, секты, пирамиды, forced memes. Раньше времени вообразившие себя программистами (Фрейд) искали ошибки в коде, но их скороспелые теории были предсказуемо малополезны. Напоследок наткнулись на поле иронизма и постмодернистской комбинаторики - мастурбация давно известных багов, но вперемешку и "как бы," невсерьез. В конце концов выдохлось и это.

Что дальше?

Баг-трекер забит под завязку. Прозвонили все что можно - от несовместимых с жизнью уродств до безобидных "пасхальных яиц" (синестезия, семантическое насыщение). Что ни ощути, обо всем можно прочитать в сотне книг с разной степенью художественности. Чуть где сенсация с малейшим привкусом ненормальности (тот же Перельман) - через год готова книжка, две, фильм.

Рискну предположить, что существенных новых открытий уже не будет. Конечно, всегда остается работа по переписыванию старых багрепортов на новые жаргоны, в новых декорациях; но в целом "эпоха тестов" в искусстве закончилась. Предстоит как минимум систематизация, осознание "с чем нам приходится иметь дело", за какие веревочки нас постоянно дергает. Рисовать карты, расставлять (и уже расставили) флажки вокруг особо нежелательных дыр. "Это не баг, это фича!"

Позорно до сих пор фрагментарная, скомпрометированная фриками психология должна очиститься, окрепнуть, выйти на новый уровень (нейропсихология?). Это нужно преподавать в школе.

А что же искусство? В почетные пенсионеры? В какой-то степени это и происходит - усталость, похмелье после взрывного рывка очень чувствуются. Раньше поэты тянули всех за собой, теперь еле шевелятся. Но на самом-то деле работы непочатый край - причем такой работы, которая иначе как историями, картинками и песенками не делается. Надо только отвыкать от хакерства, переучиваться на производительный труд. Столько еще непроговорено, непродумано, непрочувствовано. Этика - конь не валялся. Ни утопий, ни антиутопий с по-настоящему новыми идеями не было уже очень давно. А биотех грозит вскоре вообще перевернуть человека с ног на голову - тут уж не тестировать надо будет, а элементарно объяснять, что происходит...